среда, 12 января 2011 г.

Риторические вопросы


Лирическое отступление. Я по натуре очень «правильная» Спасибо папе, это его заслуга. Помню в детстве он мне говорил – «Если это табурет, то зачем его называть как-то иначе?» (Это правильно). Отсюда вытекало и то, что если ты чего – то не знаешь, обратись к специалисту и он поможет. (Это правильно). Плюс – мне привили любовь к чтению всяческих энциклопедий и словарей. Если мне было что-то непонятно, из книжного шкафа торжественно вынималась потрепанная от частого листания темно-синяя энциклопедия. И читалась на нужную тему. (Я узнавала - как правильно). А заодно и на несколько ненужных, но попавшихся на глаза и таких интересных!:-) Я так и порядок наводила. Мама до сих пор вспоминает)) Через полчаса от начала уборки, я уже  сидела возле книжного шкафа и увлеченно читала книжку, изъятую с целью протереть пыль на полке.
Поэтому после довольно невнятного разговора с руководством школы я пошла к специалисту в вопросе СО, а именно, в департамент образования.
У меня было несколько вопросов.  Во-первых, я хотела, чтобы мне все-таки объяснили, чем отличаются все эти формы. И помогли выбрать оптимальную.
Во-вторых,  юридический момент. Кто кому чего должен.
В-третьих, все это мне хотелось обсудить, как говориться, в теплой и дружественной обстановке. Без наездов и оскорблений.
Ситуация развивалась несколько иначе, чем я планировала.
После первого же моего вопроса – чем отличаются формы образования, дамочка из департамента напористо поинтересовалась – встречалась ли я с директором или завучем и откуда у меня такой вопрос. Я честно поведала про требования от  нас медицинской справки, и про месячные сроки подготовки документов, и про настойчивые рекомендации перевестись в другую школу.
После этого, совершенно неожиданно для меня, специалист по образованию сняла трубку и позвонила в нашу родную школу. Разговаривала она с завучем.
Я, конечно, слышала только ее реплики, но ответы были весьма прозрачны.
 - Здравствуйте, Валентина Митрофановна! У меня тут сидит ваша родительница. Почему вы ей сказали, что либо экстернат, либо домашнее? Вы разницу понимаете? Хорошо!
Как мальчик учится?  Ну, вот видите! Какой же экстернат! Вы же не хотите, чтобы он остался на второй год? Экстернат у нас только для тех, кто за год два класса проходит!
Конечно – семейное! Какие у вас проблемы? В уставе прописано? Почему тогда месяц на подготовку документов? Хорошо. А мальчику помогите. Пойдите навстречу. Пусть на каникулах досдаст хвосты, если нужно. Не отбивайте  у ребенка охоту учиться! Я на вас очень рассчитываю, до свиданья.
После этого, весьма довольная собой, повернулась ко мне.
С ее слов выходило, что я пишу заявление, школа подготавливает договор и план занятий. Тетрадь, с расписанными темами и письменными упражнениями по всем  предметам, прошнурованная и опечатанная. И все!
Вспоминая мой  разговор  в школе о практически непреодолимых трудностях перевода на СО я в очередной раз утвердилась в решении уйти.   В который раз испытывая недоумение и горечь от нашей системы образования. И людей,  работающей в ней. Казалось бы, и директор, и завуч, люди достигшие вершины карьерной лестницы, т.е. не случайные в этой профессии должны быть заинтересованы в том, чтобы дети хотели ходить в их школу, любили и ее, и учителей.  Чтобы родители и школа действовали сообща, воспитывая и обучая. (Как пару раз мне сообщил директор). На деле же получается, что мы враги. Идет война.  Мы все воюем.  Либо школа+родители против детей, либо родители+дети против школы. А страдают наши дети.
Сейчас появилось новое явление. К сожалению, в нашей действительности изуродованное и извращенное  до неузнаваемости. Теперь соседи могут пожаловаться, что я дурно обращаюсь с моим ребенком (неважно, правда это или нет) и опека имеет право его забрать из семьи в интернат. Почему же это неприменимо к школе? Куда смотрит опека?

Комментариев нет: